На краю персептивной реальности



Для рыбы вселенная – это озеро, в котором она живет. Что думает рыба, когда ее выдернут, подцепив за рот, сквозь серебристую границу существования в другую, новую вселенную, где воздух ее убивает, а свет – голубое безумие?
(c)Стивен Кинг.

Если вам приятно созерцать распечатки программных исходников, если вы, оставшись наедине, достаете дедушкины инженерные чертежи, чтобы закрыться с ними в туалете, или вас просто возбуждает логарифмическая линейка, то вы уже готовы испытать эстетический оргазм при виде этого.
(с)Microsoft

Мы вступили в мир технотронного влияния медиапотоков не более чем 10 лет назад, но за это время успели воспринять мир компьютеров, гипермагистралей и тотальной информационной осведомлённости как единственную реальность. Поскольку мы не оцениваем километры оптоволокна, терабайты жёстких дисков, миллионы пользователей по всему миру как сущность и явления физического мира, а сталкиваемся сразу с цельными образами. Речь идёт о том, что отражение внешнего мира становится для нас единственно возможным миром.

Представьте себя на загородной даче, в окружении частично дикой природы. Вы жарите шашлыки, разливаете теплую водку, весело проводите время в компании легкодоступных женщин. Делаете фотографии и видеозапись на память. Теперь выкиньте из зоны присутствия сотовые телефоны, КПК, навигаторы, ключи, карту местности и сотрите участок памяти, отвечающий за местоположение в пространстве. Вы невольно почувствовали лёгкий озноб и медленно нарастающую панику. Вы не просто лишились атрибутов цивилизации, а потеряли универсальные КЛЮЧИ доступа в вашу реальность. Пятнадцать лет назад вы бы вообще ничего не заметили.

Среднестатистический городской житель, который пользуется аськой, ведёт блог и смотрит фильмы на стареньком P-III, наделён сотовым телефоном, пластиковой картой (возможно ещё несколькими десятками других карт, от проездного на трамвай до 30 % скидки в «Арбат-Престиже») в отрыве от информационных магистралей ощущает все признаки нарастающей клаустрофобии. В 20 % случаях временного ухода из сферы действия медиаструктур проявляется раздражительность, неуверенность, дискомфорт. Человек, с детства воспитанный на телевизоре и радио, привыкший делится информацией с миром через компьютер и телефон, не может жить без медиа-воздействий.

Американский ученый Дж. Гибсон выдвинул теорию непосредственного восприятия, согласно которой нам кроме сенсорной информации больше ничего не нужно. Для подтверждения своей теории он использовал, так называемую визуальную пропасть (под стеклянной поверхностью стола – глубокая и мелкая пропасть). Малыш не станет ползать над глубокой пропастью. Гибсон это объяснял врожденным распознаванием признаков глубины и избеганием опасности падения. Восприятие реальности практически полностью происходит визуально. Можно сказать, что визуальный эффект воздействий – наиважнейший в нашей реальности. Отсюда легко понять, почему для нас представление о реальности – и есть реальность. Мы просто её такой видим.

Теперь применим полученную теорию на практике. Современный мир слишком сложен для понимания. Особенно трудно понять его устройство, основываясь исключительно на визуальном (главном!) познании. Каждый отдельный человек слишком далёк от технологий создания информационного сообщества. Можно возразить, мол, человек, который выкладывает фотографии рухнувшего на дом башенного крана в своём личном дневнике, становится своеобразным антагонистом lenta.ru, маленьким медиа для пару сотен «френдов» и творцом новой реальности. Однако по сути блоггер не знает, станет ли его пост популярным и попадёт ли он в TOP яндекса. Вполне возможно, что никто, кроме лучшего друга, не поставит комментарий, не оставит ссылку на своём ресурсе. В то время как из аналогичной ситуации крупные СМИ всегда сделают горячую новость. Потому что они знают КАК. Они выложат фотки упавшего крана, растерзанных тел, душещипательные интервью родственников – построят правильную ассоциативную цепочку, пока до вас не дойдёт, что ВЫ могли УМЕРЕТЬ под этим краном. Медиа, информационное поле, называйте как хотите, заставят вас бояться. Потому что они… оно знает как правильно управлять вами. Вы находитесь под контролем информации, которую сами и создаёте. Самые сильные эмоции – страх, ненависть, сексуальное влечение – легко вызываются построением ассоциативной лестницы. Формула срабатывает везде – от баннера, ведущего на сайт путешествий, до хакерской ловушки. Потому что вы не знаете как это устроено. Потому что для вас реальность это то, что вы видите сами, своими глазами.

Как работает ассоциативная лестница? Как и любая другая: ступенька за ступенькой вы поднимаетесь к «самостоятельному» результату. Проведём простой тест «Корова» на языковые шаблоны и стандартные ассоциации. Ответьте, пожалуйста, без паузы на два вопроса: «Какого цвета холодильник?» (стандартный ответ – «белого» 99%) и: «Что пьют коровы?» (типичный ответ – «молоко» 92%). Характерно, что при повторном опросе через три дня, 40% опрошенных по-прежнему ответят «молоко». Идея теста «Корова» состоит в том, что жесткие языковые штампы-ассоциации всегда доминируют над разумом, и мозг нормального человека, получив в короткий момент времени сумму ассоциаций «холодильник-белый-корова-пить» не может дать иного ответа, кроме как «молоко». А ведь многие из ассоциаций, включаю «Корову», вколачивались в наши головы с самого детства…

Мне известны несколько сотен подобных шаблонов, разместить их в одной статье просто невозможно. Вы можете в качестве эксперимента зайти на поисковик Quintura.ru (он выстраивает облако тегов) и посмотреть какие ассоциации приняты в нашем информационном обществе. Quintura показывает, что слово «Секс» в 70 % случаев ведёт либо на сайты знакомств, либо в специализированные магазины, либо на сайты интим-услуг. «Нефть» прямо связана с политикой. А «Смерть» не приведёт нас к готам и танатофилии – книги, музыка и мода, эксплуатирующая данную тематику, будет наградой нашим поискам.

Как мы видим, прямые ассоциации связаны либо с коммерцией, либо с созданием определённого настроения, симпатии или негатива («НБП»: активисты, экстремисты, политика, дело, приостановить, терроризм). В любом случае это не тоже самое, что ощутить воздействие фактической реальности и принять решение (горячее-огонь-чай-остудить), а то, что вы увидели (нефть-война) и восприняли как реальность. Если мне дадут задание за 5 минут сделать абсолютно кликабельный баннер, то в него войдут следующие слова: доступная прелесть, студентка, камера, одна дома, непристойные занятия. Цвета фотошаблонов: розовый, белый и голубой. И совершенно не важно, что за ссылкой будет скрываться видео-инструкция по изготовлению оригами. Через несколько дней вы всё равно по ней кликните. Конечно, случаются и перегибы, как в случаи с бульварной прессой («Мальчик-телепат мастурбируя мешал работе военным спутникам»), но и она имеет своих постоянных читателей. В некоторых случаях медиатехнологи применяют обратно-ассоциативный ряд: «Атомарная пипетка раскрыла танец фасеток-призраков » при котором читатель, вернее, визуал, испытывает легкий шок и дискомфорт. Он кликает по ссылке и вчитывается в текст лишь для того, чтобы вернуть своему сознанию нормальный ассоциативный ряд. Вот так просто.

Человек каждую минуту своей жизни существует в нескольких реальностях и множестве измерениях, однако все состояния пространства-времени условно можно разделить на персептивные (англ. perceptron, нем. perzeptron, от лат. реrсеptio - понимание, познавание, восприятие) и реальность массовых коммуникаций. Персептивная реальность была сформирована в прошлом посредством каналов массовой информации (отсюда и ассоциации). Информационная реальность воспринимается нашими органами чувств прямо здесь и сейчас. Информационная реальность находится в состоянии постоянного взаимодействия с реальностью персептивной. События персептивного пространства отображаются в виде контента сайтов информационного пространства. Контент прочитывается субъектами персептивного пространства и окрашивает реальную ситуацию в соответствии с отношением к ней автора текста либо (в зависимости от намеренно и ненамеренно созданного контекста) вопреки ему. Примером взаимодействия множество. Непопулярный сайт успешной фирмы понижает репутацию перед потенциальными клиентами. «Провокация» в интернете может инициировать деятельность в персептивном пространстве, вызвать кардинальное изменение ситуации в нем (например, увеличение спроса или углубление экономического кризиса). Операции в персептивном и информационном пространствах могут сплетаться в последовательность, направленную на достижение единой цели. Другими словами, связь между событиями персептивного пространства и соответствующим контентом информационного пространства позволяет управлять значением событий.

Если у нас есть система контроля (ассоциативно-визуальная), подконтрольные (пользователи информационных сетей), то должны быть и контролирующие. Следует выделить два главных источника управления: рекламная отрасль и политическая медиа (причем очень часто они смешиваются, когда политики нанимают рекламщиков для PR, и когда крупные рекламные фирмы инвестируют избирательные кампании). Рассмотрим каким образом рекламная отрасль использует реальность восприятия. Что приобретает потребитель покупаю водку «Парламент»? С точки зрения состава продукта, покупает этиловый спирт, разбавленный водой по определённой технологии. Причём по вкусовым качествам разница для потребителя между «Парламентом», «Русским Стандартом» и «Флагманом» равна нулю. Более того, более чем в 80% случаев испытуемый с завязанными глазами не может на вкус различить разные марки одного и того же товара. От сосисок и сигарет до интим услуг. Мы не приобретаем «определённый вкус» (определённый вкус вообще – это пельмени с коктейлем «Дайкири»). Мы покупаем бренд, чувства и сопереживания. Ручка «Паркер» пишет так же как ручка за 20 рублей, но с ней мы чувствуем себя солидным бизнесменом, сошедшим со страницы собственного сайта. Мы покупаем возможность переживания в воображении растиражированного самоощущения. Ощущать себя крутым мачо, богатым господином, гениальным дизайнером (только с ЭТИМ планшетом!). В конце концов, мы покупаем социальный статус, потому что непременно делимся переживаниями о покупке с окружающими. Редкий блоггер не выложит в сеть описание только что купленного домашнего кинотеатра, с фотографиями, ссылками, сравнительными характеристиками. На вершине ассоциативного ряда, мы создаём информационный шум и радуемся, когда разбегающиеся волны заставляют других вибрировать в ассоциативном экстазе.

«Мир таков, каким его видят люди» - вывели основатели постмодернизма и задали кучу бессмысленных вопросов. Реальность индивидуальна или является совокупностью индивидуальностей? То есть для меня одна реальность, а для тебя другая или реальность это то, что схоже между твоим и моим взглядом на мир? И если реальность – совокупность индивидуальностей, тогда что может быть общего между мной и, скажем, мёртвым зайцем? Если принять к рассмотрению тот факт, что заяц, даже мёртвый, наделён индивидуальным взглядом на мир, отличный от взгляда видеокамеры.

Немецкий художник Йозеф Бойс как-то привязал мертвого зайца к роялю: проволока тянулась от клавиш, и когда Бойс играл произведенья Сати, в частности «Sonneries de la Rose-Croix» - мертвый заяц подергивал лапами. Бойс объяснял значение данного «перфоманса» так: замысел художника становится ясен наблюдателю только тогда, когда из реальности превращается в идею. Нельзя видеть сначала «идею», нельзя видеть связь, которую мы сами придумали. Ассоциативных рядов нет в реальности. Более того, люди живут в мире «идей», не имеющих отношение к реальности. При этом люди думают, что ИХ «идеи» отражают реальность. Человек давным-давно запутался в собственных фантазиях. Он строит свои отношения с другими людьми и миром, исходя из этих фантазий. Человек придумал «информацию», которую ошибочно считает истиной; придумал и забыл о том, что всё это - его выдумка. Он - пленник собственных фантазий. Он не способен поверить – поэтому верит во всё.

Для того чтобы не стать жертвой виртуальной среды, следует точно узнать, где заканчивается реальность и начинается наша выдумка о реальности. Медиатехнологии не имеют к реальности никакого отношения. Они ничего не создают. Они не проложили сети, не изобрели компьютеры. Они лишь побочный продукт нашего мышления – гипертрофированное искусство. Искусство, которое мы ставили в основу познания мира, была обращено в русло достижения определённых корыстных целей. Реклама сначала обеспечивая торговлю товарами, а затем, начав самостоятельно торговать стилями жизни, стала продавать и генерировать саму себя. Верить баннерам, новостям, слухам в ЖЖ, «и проверенным ссылкам на оригинал» так же глупо как играть в денди и верить в то, что весь мир отображается в 16 цветах и крупными пикселями.

Грань между реальностью и персептивностью эфемерна. Как прозрачный рубеж между интернетом и вашими глазами. Вы читаете этот текст и ПОНИМАЕТЕ НАСКОЛЬКО ОН РЕАЛЕН. Абсолютно. Эффективно. Точно.

Знайте только, что реальность находится лишь по одну сторону экрана. И только там, где она находится, реальность может превратиться в идею. Когда идея становится реальностью – на сцену выходит виртуальность. Но это уже совсем другая история.

kiberpunk.mlhost.ru | Все права на размещенные материалы принадлежат их владельцам